Премьера "Горя от ума": Алексей Бородин отправил Чацкого в безвременье

Фотография:
Премьера "Горя от ума": Алексей Бородин отправил Чацкого в безвременье

Он то ли франт, то ли оборванец. Она нисколько не смущена своей фривольностью. Он так рвался увидеть ее, что за последние три года не сумел найти времени. Она всеми силами надеется избежать принятия решения. Он не изменит привычке жестоко острословить, она шепнет — безумен. Великосветское общество Москвы трепещет: дают новую постановку Алексея Бородина — каждому можно поучаствовать. В РАМТе идут премьерные спектакли «Горе от ума» по одноименной комедии в стихах Александра Грибоедова .

Примерно полтора года назад, когда стало понятно, что у Российского академического молодежного театра приближается вековой юбилейный сезон, Алексей Владимирович рассказал в интервью сайту Вести.Ru о замысле поставить «Горе от ума». Я неопределенно покачала головой — дескать, все, что ни сделает мастер и худрук театра, будет хорошо. А когда вышла из кабинета, меня окружили вопросами: «Он сказал, сказал?» — «Что сказал?» — «Кто будет играть Чацкого! Это же самое интересное!»

Он не сказал. Я не спросила. Честно говоря, я сомневалась, что это интересно и важно. Были и другие сомнения: зачем сегодняшнему театру еще одна (очередная) постановка грибоедовской пьесы? Что нового можно сказать в спектакле, куски которого заучивались в школе наизусть и остались в памяти? Сделать классическую версию, «перевести» текст на современный язык, перенести события в сегодняшнее время — все это зритель уже видел и не раз. Если не Грибоедова, то Пушкина, Шекспира, Гоголя...

Однако когда настало время премьеры, — пошла. Не ожидая, что анфилада колонн станет городской усадьбой Фамусовых, что в глубине будет темнеть профиль кареты. А вот парнишка прикатил на роликах… Видать, все же ребрендинг Грибоедова. Но не совсем так: текст остался без изменений.

Постепенно на сцене собираются основные игроки: Лиза (Дарья Семенова), волнуясь за хозяйку, введет зрителей в ситуацию. Она служит в семье Фамусовых. Отец (Алексей Веселкин) и дочь (Ирина Таранник) друг друга любят и уважают, но более всего почитают соблюдение условностей высшего общества. Что и понятно: быть изгнанным из него – участь страшнее бесчестья.

И все так хорошо складывалось, но Софье понадобилось влюбиться в Молчалина (Даниил Шперлинг). Он молод, хорош собой, всегда готов услужить и выслушать хозяйку. Да вот беда: их разговоры иногда затягиваются до утра. Удар судьбы недалеко, но Софья твердо решила выйти замуж только за него. В волнении Лиза предлагает лучших претендентов, ведь Молчалин — мезальянс. Мелькают имена Скалозуба, Чацкого. Последний лучше других подходил хозяйке.

Помяни черта, он и явится. Однако своим возвращением Чацкий (Максим Керин) всех поставит в неловкое положение. Себя — первого, не ожидая, что «Софья Павловна похорошела!» Она же и слышать о нем не может. Софье было 14, когда она влюбилась в Чацкого, но он уехал в путешествие на три года. У пережившей первую любовь девушки он остался в памяти как отъявленный мот, франт и чрезмерный острослов. А вернувшись, он первым делом доказал, что мало изменился — сходу высмеял обожаемого ею Молчалина. Такому не место ни в ее мужьях, ни в добропорядочном обществе. Избавиться от неудобного человека просто. Достаточно небрежно произнести: «Он не в своем уме».

События в спектакле станут развиваться согласно замыслу Грибоедова. Алексей Бородин не стал переписывать текст в угоду современному зрителю, которому порой непросто дается классический русский язык. Его постановка — труд для ума и души. Труд в первую очередь над собой: увидеть и услышать смыслы слов и поступков. Через происходящее на сцене — своих действий.

Увидеть, услышать и осознать, что легкость распространения клеветы не новость: 200 лет назад такое уже было. Было и раньше, но Грибоедов начал работать над пьесой только в 1820 году. Кстати, сатирическую комедию нравов он назвал сначала «Горе уму», позже уточнив — злосчастие не уму, а от ума, способного замечать лицемерие и другие пороки современного ему общества, но и открыто говорить о них.

А чтобы облегчить работу залу, режиссер причудливо соединил современную жизнь с дворянским собранием. Манеры, жесты, позы — все выдает в актерах наших современников. Карета, бал, музыка и текст — возвращают в прошлое. Костюмы и оформление сцены соединяют эпохи, смешивают времена.

Все вместе погружает в странную атмосферу вневременного пространства, что не дает потеряться актуальности содержания пьесы. Завороженно замираешь, отмахиваясь от страшной мысли, что все происходит с тобой. Что ты не зритель, участник событий. А значит, не исключено, что роль твоя в уничтожении личности Чацкого весьма незавидная.

Фамусов — мужчина предпенсионного возраста с хорошим заработком. Он давний и уверенный вдовец, интересующийся молодыми девушками и отдыхом all inclusive. Он жил бы преотлично, да вот незадача — надо позаботиться о дочери, о ее будущем. А значит, о достойном муже.

Заботливый отец во все времена понимает, что уверенным мужем станет только квадратный, но непробиваемый и надежный Скалозуб. Его миру не подойдут ни улыбающийся нищий Молчалин, воспитанный в идее угождать всем и каждому ради продвижения по службе, ни, к сожалению, Чацкий. На первый взгляд гуляка, на самом деле — способный ради верности идеалам и идеям погубить и себя, и жену.

Таким он вылеплен не случайно. Начав сочинять «Горе от ума» в 20-м, Грибоедов закончил его только спустя пять лет — незадолго до восстания декабристов, восторженно зачитывавшихся пьесой. Страшного финала подпольной деятельности друзей он предположить, сочинить не мог, да и историю рассказывал совсем другую. Но все возможное сделал: дал увидеть Чацкому истинную ценность людей, с которыми он планировал научиться жить. И это поняли цензоры, запретившие «Горе от ума» к постановке.

В свое одиночество Чацкий Грибоедова, как всем известно, отправился в карете, маячившей на сцене весь спектакль и готовой умчать его. Но Бородин подарил ему редкий шанс: уйти не в плоскость параллельного мира, а ввысь.

Чацкий в спектакле появляется не из кулис, он спускается из ложи по лестнице. В финале, требуя карету, он, тем не менее, не уезжает в ней. Он вспоминает о том пути, который совершил, чтобы прийти к людям. И повторяет его. Теперь уже в обратном порядке.

Измученный, смертельно раненный, он будет ползти по ступенькам, едва не падать вниз, однако найдет силы встать и снова карабкаться по лестнице.

Не «прочь из Москвы», но ввысь. Туда, где можно дышать.

18:29

Яндекс.Метрика